Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: История (список заголовков)
01:05 

Ил-2. По просьбам трудящихся.

La vatnique
Воспоминания летчиков, рубивших головы винтами. Из сборника "Я дрался на Ил-2"

Черкашин Григорий Григорьевич, 672-й ШАП:

«Февраль 44-го, наши фронт прорвали – и немцы побежали. Степь, снег от края до края, и все в точках – Серые шинели. И техника. Дороги уже конница и танки перехватили, и истребители там висели постоянно, а мы над полем работали. Злые были все, у всех погибшие – друзья, родные. Наложили им тогда – страшно вспомнить. Ходили на низких высотах, пушками, «эрэсами», мелкими бомбами, напалмом, всем подряд. Иногда опускались настолько низко, что винтами головы рубили. Не специально, конечно, но буквально так. После возвращения на аэродром в радиаторе находили куски мяса и обрывки шинелей».


Штангеев Николай Иванович, 312 ШАП:

«…Мы пошли с Колей Оловянниковым на дорогу, по которой отступали и военные, и гражданские. Расстреляли боекомплект. Сопротивления почти не было. Решили зайти над дорогой и рубануть винтами по головам. Но мы могли там и остаться. Запросто. Особенно когда винтом рубанул по головам. Все в крови. Надо красить самолет. Во втором заходе я, видимо, зацепился за землю и лопасти винта согнулись. Самолет завибрировал, но продолжал лететь. Вернулись благополучно. У меня левая плоскость была в крови, а у Кольки в правой плоскости торчал кусок черепа. Но вообще – риск слишком большой. Я ему говорю: «Коля, что мы с тобой сделали?» Это была уже сверхшалость наша, азарт такой».

@музыка: The Gathering

@настроение: Неожиданно дошло, что могу теперь сидеть в инете под музыку.

@темы: авиация, история

14:14 

Трагедия линейных крейсеров

La vatnique

Трепетная любовь к данному классу кораблей началась у меня именно с этой фотографии. Искал, искал ее в интернете, так и не нашел, пришлось сканировать книжку. В общем, именно из-за нее Дерфлингер для меня является линейным крейсером #1, венцом творения.

Лирическое отступление о линейных крейсерах.
читать дальше

@темы: флот, история

16:26 

Опять про нехорошего Яковлева А.С.

La vatnique
Очередной авиационный анекдот.

К 42 году до руководства страны наконец-то дошло что ЛаГГ-3 хоть и красивый самолет, а летает плохо. Лавочкин стал срочно искать способ сделать свое детище конкурентоспособным, а тут появился т. Яковлев, с маниакальной страстью захватывающий один завод за другим. В свойственной ему манере Яковлев начал вытуривать Лавочкина и его КБ с 21-го завода в Горьком, чтоб поскорее развернуть там производство Як-7
Лавочкин очень надеялся на новый мотор М-107, который был на 30% мощнее чем М-105, стоящий на ЛаГГе. Мотор был эксперементальный, имелся в ограниченном количестве экземпляров и в Горький прислали всего 2 штуки. Один - Лавочкину, второй - Яковлеву. Яковлев тут же забрал оба.
Лавочкин полетел жаловаться в Москву, а в это время в Горький прилетел еще один авиамотор - двухрядная звезда М-82, в полтора раза мощнее чем М-105. Яковлев забрал бы и его, но М-82 был слишком тяжел для хлипкого Яка. И лавочкинские инженеры, от полной безысходности взяли и присобачили круглый двигатель воздушного охлаждения к самолету, рассчитанному на длинный и узкий мотор водяного охлаждения, что строго говоря было совершенно недопустимо. Поверх фюзеляжа из реек и фанеры сделали накладной борт, чтоб по сечению совпало (все без чертежей, на глазок), и когда Лавочкин вернулся его встретил совершенно новый самолет - ЛаГГ-5. Попробовали взлететь на нем - получилось. Тут Яковлев, видя что дела у Лавочкина сдвинулись, выгнал окончательно его вместе со всем КБ и не пустил самолет обратно в цех. Доводку самолета продолжали в поле, днем и ночью при свете фар. Тогда яковлев оставил Лавочкина без бензина, и тот заправлял самолет нелегально. 5 дней шли испытания, и все было хорошо, но быстро закипало масло, потому что новому двигателю достался старый, маломощный радиатор.
Тогда один предприимчивый рабочий пошел в цех к яковлевцам и спиздил там радиатор от М-107. после этого дело наладилось и на свет появился Ла-5, который за 2 года последующих доработок превратился в лучший серийный советский истребитель Ла-7.

Ла-7 внешне смахивал на Поликарповский И-185, так и не пошедший в серию, однако немного уступал ему по всем параметрам. И это притом что испытания И-185 успешно завершились тогда, когда эпопея с Ла-5 только начиналась. Только это уже совсем другая история...

@темы: авиация, история

14:19 

aldcлдяы

La vatnique
Интересно. В предреволюционной Франции на представителя третьего сословия приходилось более 7000 всевозможных налогов.
А были ли среди них налоги на справление большой и малой нужды, и если нет то почему?

@темы: история

15:08 

К вопросу о приписках вообще и немецких асах в частности.

La vatnique
Есть масса доказательств приписок. Во-первых их постоянно сбивали летчики средней квалификации и ниже (Рудоффера и Берра - по 18 раз), во вторых немецкая система подсчета сбитых создавала все условия для приписок (кому лень заполнить 21 пункт анкеты чтоб получить рыцарский крест? Рудоффер, как главный трудоголик третьего рейха на один 17-минутный бой заполнил их 13 штук, непонятно только кто ему патроны подвозил), в-третьих, если они столько сбили. то непонятно на чем вообще летали союзники и т.д.
Но самое простое доказательство - это коэффициент приписок, вычисляемый по разности чисел сбитых, необходимых для получения рыцарского креста на Западном и Восточном фронтах.
Тут то и кроется самое крутое противоречие. На западном фронте для получение оного креста требовалось около сорока баллов, т. е примерно 15-20 самолетов, а на восточном это число непрерывно росло и Хартман получил крест за двести с лишним заполненных анкет. Это несответствие принято объяснять тем, что немцы что советские летчики были столь бездарны и летали на столь несовершенных самолетах, что их сбитие немцами не ценилось. Тем же объясняют и тот факт, что асы Восточного фронта, будучи переведены на Западный, вообще ничего не могли там сбить и как правило погибали. Но если америкосы и англичане настолько лучше русских, у них и асы должны быть круче. А тут то все наоборот. Лучший ас союзников, англичанин Джонсон, в списке советских асов занял бы 53-е место, притом что воевали союзники на 2 года дольше, а наши до начала 42-го не вели подсчета индивидуальных побед.

"Искусство боев в воздухе - исконно германская привилегия. Славяне никогда не смогут им овладеть". Сказавши эту сакраментальную фразу, г-н Шикльгрубер загнал себя и Люфтваффе в безвыходное положение - искусством боев в воздухе славяне овладели более чем основательно, а за базар надо отвечать. И тогда за дело взялся главный ас третьего Рейха, сбивший астрономическое число самолетов всех стран - доктор Геббельс.)))
Короче путем несложных расчетов можно определить что в то время как истребительная авиация всего мера приписывала себе в 2-3 раза больше побед, немецкая приписывала оные в семикратном размере.

Пример Геббельса так сильно вдохновил америкосов, что в корейскую войну они даже ухитрились его превзойти, да и сейчас не прочь воспользоваться полученным опытом.

@темы: авиация, история

15:32 

Мы, Николай Вторый.

La vatnique
БЛЯ!!!!!!!!!!!! Пишешь: пишешь, а тебя раз! - и выносит. Придется кусками.

Третья часть сего гневного повествования строго говоря является лишней, т.к. никаких новых эпизодов обвинению не добавит. Ну, почти никаких. Однако в плане эмоциональном этот момент упускать не следует.
правда, есть одна сложность - большая часть истории прочитана была мною чертовски давно, что-то забылось, а то что не забылось могло и перепутаться. Детали и мелочи могут и не соответствовать действительности, но суть-то остается верной. Надеюсь. Итак - Часть третья, страшная:

Отречься от престола Николая уговорили свои, арестовало Временное правительство и в Тобольск этапировало оно же. Большевикам он достался через третьи руки и вопрос о том что с ним делать свалился как снег на голову. Ленину до николая дела не было - он решал более существенный вопрос - быть или не быть советской власти. зато бывшим самодержцем активно интересовался второй человек в государстве - т. Троцкий. Этот любитель самопиара решил пропиарить себя на весь мир, устроив большой показательный суд над бывшим самодержцем. С самим собой в роли обвинителя. то есть ему Николай нужен был не только живым, но и здоровым. Троцкий долго готовил процесс, собирал материалы, писал речи и довольно потирал руки. Наконец, когда уже можно было показать перед всем миром что советская власть вершит над тиранами справедливый суд, в Тобольск из самого что ни на есть Смольного летит телеграмма - Николая с семьей срочно перевезти в Петроград! Однако запланированное редко становится свершившимся. В нашем случае дело погубил привычный русский бардак. И в сталинские времена в стране не было железного порядка, а уж в Ленинские-то царила полная анархия. Местные тобольские большевики, пролетарии, были далеки от соображений высокой политики и не понимали из-за чего с царем так долго церемонятся. Собралась инициативная группа, которая взяла да и отцепила вагон с царской семьей от питерского поезда и прицепила к поезду, следующему в Екатеринбург. Там, скоординировавшись с местным руководством, всю семью и разместили в печально знаменитом доме инженера Ипатьева.

Глава уральского областного совета и главный екатеринбургский большевик был страшным человеком – настоящий маньяк, руки в крови по локоть. Взгляд бешеный – я фотку видел. Такого в безлюдном месте встретишь – сам все отдашь. Имя и фамилию его я забыл, для удобства будем называть его Маньячный Большевик, сокращенно М.Б. Так вот этот М.Б. буквально горел желанием порешить Николая, но как это сделать вопреки воле Троцкого? Началась телеграфная тягомотина – центр требует прислать царскую семью, а периферия отмазывается – мол затруднительно, белые окружают и т.д.
А белые и впрямь окружали город, причем весьма значительными силами. Окружали очень медленно и осторожно – они уже прознали, кого держат красные и боялись штурмовать. Ведь превосходство в силах было таково, что штурм занял бы очень мало времени и большевики могли не успеть убить Николая. Пришлось бы его освобождать, а там кто знает – вдруг ему снова захочется на трон, или стать во главе Белого Движения? Это же катастрофа! В общем дали большевикам времени чуть ли не неделю.
А те в большом затруднении – эвакуировать не хочется, расстрелять без санкции – нельзя. Вот если бы Николай попытался сбежать, тогда можно было бы потом отбрехаться, ан вот ведь проблема – он бежать и не думает, ведет себя смирно и даже к окошку без разрешения не подходит. И нашли большевики решение – спровоцировать царя. С этой целью требовалось подбросить ему письмо от якобы белогвардейского подполья с просьбой оказать помощь в деле его освобождения. Письмо для пущей убедительности решили написать по-французски, долго искали знатока сего буржуазного наречия и наконец нашли какого-то недоучившегося гимназиста. Тот написал – не столько по-французски, сколько французскими словами. Со всевозможными чудовищными ошибками. Не придумав ничего лучше, сие письмо закинули Николаю в окошко. Автор книги, откуда я все это взял, является сторонником святости нашего героя, а посему приводит массу доводов, оправдывающих дальнейшие действия Николая. Меня же интересуют только факты, а факты таковы – на обратной стороне письма он со знанием дела описал порядок несения караула, количество людей в доме, кто чем вооружен, указал массу других, очень полезных сведений, и выкинул обратно в окно.
Вот теперь-то телеграмма о готовящемся побеге царя полетела в Питер и оттуда пришел ответ, который при желании можно было истолковать как «делайте что хотите». Первым делом вся компания на радостях нажралась. А с утра пораньше, еще затемно царя со всей семьей разбудили и предложили спуститься в подвал – для фотографирования перед отъездом. Женщин и царевича Алексея усадили на стулья у стены, а Николаю стула не хватило, и он остался стоять несколько впереди. Затем вошли главные действующие лица – М.Б. с кольтом, Юровский с маузером и некто Медведев, однофамилец, блин. С браунингом. Все трое пьяные в зюзю. За спинами их в проеме кучей толпились семеро безымянных латышских стрелков с наганами, изъявивших желание поучаствовать. Тоже в зюзю пьяные. К стоящему впереди Николаю подошел М.Б., достал бумажку и зачитал по ней приговор. Он страшно волновался, поэтому пробормотал текст себе под нос.
- Чего? – переспросил Николай.
- «Чего - чего» - передразнил М.Б., выхватил кольт 45-го калибра и выстрелил в упор. Наш великомученик умер мгновенно, и вероятно не успев понять что происходит. По этому сигналу и начался собственно расстрел – все повыхватывали оружие и открыли беспорядочную пальбу, оглушая друг друга, обжигая пороховыми газами, толкаясь и матерясь. Опустошали барабаны и обоймы, перезаряжали, роняли патроны, в общем не расстрел а жуткая фантасмагория. Стену, у которой сидели царица с детьми изрешетили равномерно по всей площади – от пола до потолка. Израсходовав все патроны начали вытаскивать тела, но тут выяснилось что тел-то и нет - все живы! Оказалось что под одеждой у всех были в изобилии зашиты фамильные бриллианты, и эта бриллиантовая подкладка неплохо отражала те немногие пули, что попадали в цель. В итоге все получили ранения разной степени тяжести, но никто не был убит. Патронов больше не было, кто-то сбегал и принес несколько винтовок с тупыми штыками. Этими-то штыками и добивали царскую семью, добивали так же долго как и расстреливали – попасть в сердце с одной попытки никому из присутствовавших не удалось… Ну а дальше все известно.

И вот теперь человек, виновный в гибели собственной семьи и тысяч других семей, поставивший страну на грань катастрофы и просравший две войны почитается у нас святым, на него теперь положено молиться.






@темы: история

14:33 

Мы, Николай Вторый.

La vatnique
Часть вторая, злобная.

27 января 1904 г., на 10м году царствования страна и самодержавие подверглись суровому испытанию. Наш герой оценил важность событий – вот запись в дневнике за 26 января (из-за разницы в часовых поясах): “Весь день находился в приподнятом настроении! В 8 ч поехали в театр. Шла “Русалка” очень хорошо. Вернувшись домой получил от Алексеева телеграмму с известием, что этой ночью японские миноносцы произвели атаку на стоящие на внешнем рейде “Цесаревич”, “Ретвизан” и ”Палладу” и причинили им пробоины. Господь, да будет нам в помощь!” И то верно – больше России рассчитывать было не на кого.
Небольшое лирическое отступление – войны никогда не ведутся изолированно, у всех есть союзники. Японцам помогали америкосы (деньгами) и англичане (технологиями). Японские корабли были в ту пору английскими, система управления огнем была английской, ну и т. д. А нам помогали французы и немцы. Французы – добрым словом, а вот немцы… Объем немецкой помощи трудно переоценить. Николай приходился Вильгельму родственником, и тот решил ни много ни мало поделить с ним мир, по-хорошему – себе Запад, нам Восток. Искренне и наивно считая Николая нормальным человеком, он надеялся, что тот полностью перенесет вектор своей внешней политики в Тихий Океан и оставить в покое Европейские дела. Ха! Не на того напал!
Николаю понравилась идея стать “Адмиралом Великого Океана” (с) Вильгельм II. С этой целью он начал экспансию в Манчжурии, стал готовиться к войне с Японией (о том КАК он готовился я боюсь писать - от такого количества мата от меня все отпишутся. Скажу только что при нем считалось, что один русский солдат стоит 10 японских, пулемет это крепостное орудие, мортира должна стрелять шрапнелью, а автоматическая пушка это вредная забава – 250 выстрелов в минуту – где на нее снарядов напастись?!!!).
При этом наш Великодержавный не оставил идеи покорить Запад – активно шла подготовка к войне с … Германией, для чего в прибалтийском песочке строилась дорогущая военно-морская база.
А на сладкое Николай планировал вести активные действия еще и на Юге – Черноморский флот готовился к войне с Турцией и захвату Проливов.
Он бы и на Север полез, если б там хоть что-нибудь было…
Все эти мероприятия велись одновременно, не считаясь с такой штукой как “бюджет”.
Поняв с каким опасным шизиком связался, Вильгельм раскаялся и понял что победа России в этой войне ему страшно не выгодна. Нужно не просто убрать с Балтики русский флот – его надо УТОПИТЬ. Самое главное – это понял не он один. Это поняли ВСЕ, кроме, разумеется, Николая Второго. И вот, к осени 1903-го года Николай решил съездить в гости. К родственникам жены. В Германию. А поскольку Россия готовилась к войне, этот идиот прихватил с собой военного министра, министра иностранных дел, группу генералов из военно-походной канцелярии и из Дармштадта затеял руководить развертыванием войск на Дальнем Востоке. Когда Вильгельм услыхал эту новость, он вероятно в осадок выпал. На глазах у его разведки и генерального штаба ежедневно проходил поток секретной информации. Царские офицеры день за днем шифровали и дешифровали донесения, копии которых исправно клались на стол кайзера. А оттуда – прямиком в японский Генеральный штаб.
Вообще Николай быстро потерял интерес к войне, предпочитая стрелять ворон и кошек. Вот например, такое событие – в 9:30 утра 31 марта 1904-го года флагман первой тихоокеанской эскадры броненосец “Петропавловск” наскочил на минную банку (букет из нескольких мин, связанных вместе). Сдетонировал боезапас – 500 тонн пироксилина. Погибло 652 матроса, 29 офицеров, контр-адмирал Молас, художник Верещагин и адмирал С. О. Макаров, последняя надежда нашего флота в этой войне. Это был тяжелейший удар, страна погрузилась в траур. По собственному почину, естественно. Среди 59 спасшихся был великий князь Кирилл Владимирович, то самое говно, которое не тонет. К 26-му апреля он добрался до Питера и был принят Николаем. В дневнике после этой встречи он записал: ”К моему удивлению он (Николай) не расспрашивал меня ни о гибели “Петропавловска”, ни об адмирале Макарове, да и вообще не интересовался ходом войны, обходя эту тему молчанием. Разговор ограничился обменом обычных любезностей, которые, как правило, сводятся к расспросам о здоровье и погоде”. Николаю вообще было мало свойственно интересоваться судьбой людей, не принадлежащих к дому Романовых, а тем более – жалеть их. Макаров он кто – простолюдин. Сын боцмана. Ему и дворяне были до одного места. Он не остался в Киеве на похороны Столыпина, умотал в Севастополь. И аккурат в день похорон уже отплясывал на балу в Благородном собрании. А с чернью и вовсе считаться нечего – насмотревшись с утра на сотни трупов на Ходынском поле вечером Николай первым пустился в пляс на балу у французского посланника, который, кстати, был убежден что бал отменят. А зачем? Царь хочет повеселиться!

Давайте перескочим сразу в 1914-й год, в первую мировую. Это уже не русско-японская, война хрен знамо где непонятно за что, это война большая, серьезная, практически Отечественная. Чем занят наш герой в это трудное и напряженное время? Заглянем в дневник.
Сентябрь. 1914. 1е – «вечером наклеивал фотографии в альбом». И так до 16-го, когда наконец «Вечером окончил наклейку фотографий в альбом.» Разумеется, это не все – были и важные дела. 5 сентября: «Вечером имели утешение побеседовать с Григорием с 9.45 до 11.30». 14 сентября: «Вечером долго ждали приезда Григория. Долго посидели с ним». Еще в этот отрезок времени были длительные пешие прогулки, 1 и 2 сентября на шарабанчике в Баболове, 3 сентября – поездка к матери на Елагин остров, 4 – после гулянья катание с сыном на лошади, 5 – то же самое, 6 – только гулял, а дальше пошел дождь. 9-го сентября отыгрался – «днем катался с дочерьми на велосипеде. Потом погулял и ездил на байдарке». И это был отнюдь не отпуск, ибо если царь от чего и отдыхал, так только от развлечений – с 27 марта по 2 июня он отдыхал в Ливадии, с 1 по 7 июля катался на яхте «Штандарт» по финскому заливу… Ну правильно – в Германию то теперь не съездишь!
Первая Мировая началась для России не в пример удачнее русско-японской, но царя и она не колышет. Это ограниченный человек апатичен ко всему, что выходит за пределы круга его интересов, а его интересы – семья, власть да любимые развлечения (см. часть 1.) Вот есть кадры кинохроники, где Царь осматривает взятые в крепости Перемышль трофейные австрийские орудия. Но это видимо на коробке с пленкой в Госфильмофонде написано «царь осматривает», а на самом деле он равнодушно проходит мимо интереснейших, новейших образцов западной военной техники. Жене же он оттуда пишет: «Я выкопал штыком цветок и посылаю его тебе». Романтик херов. Так вот зачем он на фронт ездил, оказывается.

Ну и напоследок – Николая с самого начала царствования рыл могилу себе, своей семье, и самодержавию. Смотрели фильм «Статский советник»? Так вот, в кино негодяй Пожарский стоял один. А в реальности их пожарских состояла и царская охранка, и многие министерства, и дворянство в целом. Кто своими руками, а кто руками революционеров, но очень многие пытались исправить ситуацию, взрывая и пристреливая безмозглых министров, казнокрадов царских кровей и прочих николаевских ставленников. А тот только и делал что продолжал усугублять положение. (Однажды Николай спросил мнение Победоносцева о Сипягине и Плеве и тот ответил что Сипягин дурак а Плеве – подлец. Николай согласился, и вскоре назначил дурака Сипягина премьером. А кого он назначил премьером когда Сипягина убили? – правильно, подлеца Плеве. Впрочем, этот тоже не зажился.)
Так вот, святой наш при жизни всех достал – и своих и чужих, и правых и левых, ни в стране, ни за рубежом, где была куча влиятельных родственников – нигде не нашлось человека кто оказал бы ему поддержку.



@темы: история

10:15 

Мы, Николай Вторый.

La vatnique
Часть первая, смешная

Раз зашла речь об абсурдности некоторых церковных мероприятий, не могу не отметить канонизации Николая Второго. Святой кретин – это нечто.

Когда Александр III спрашивал В.И. Ключевского, преподававшего царским детям историю об успехах своих сыновей, тот неизменно отвечал – «Николай послушный мальчик, а Михаил - умный». С годами ситуация не изменилась. Осенью 1894 г. Александру III заплошало вконец и его увезли помирать в Ливадию. В Крым. Вместе с ним отправился и Николай. За три недели до смерти отца в дневнике нашего героя читаем следующую запись – «Утром вместо прогулки дрались с Ники каштанами, сначала перед домом, а кончили на крыше». (Ники – греческий королевич младшего школьного возраста). Еще через два дня – «опять дрались с Ники шишками на крыше». Представляете себе картину – 26-ти летняя дылда, без пяти минут император 1/6 части суши и властитель над 150 000 000 душ подданных бегает по крыше и кидается шишками.
Вообще дневник царя – это нечто. Записи в одно-два предложение а ля Леонид Ильич Брежнев. Вот записи за май-июнь 1904 г., в разгаре русско-японская. 17 мая: «Гулял, убил ворону и катался в байдарке». 20 мая: «Поохотился на ворон до обеда». 25 мая: «Гулял долго, убил двух ворон». 27 мая: «Долго гулял и убил двух ворон» (Почувствуйте разницу!:) ). 28 мая: «В 10 часов поехал в Царское на новом железнодорожном моторе с Машей. Очень хорошо видно во все стороны». 2 июня: «Убил двух ворон. Катался в байдарке». 4 июня: «Ездил на велосипеде и убил двух ворон, вчера одну». 5 июня: "Ездил на велосипеде и убил 2-х ворон".
Иногда охота разнообразилась – 8 мая 1905: «Гулял с Дмитрием в последний раз. Убил кошку». Но это пока так, мелкие штрихи к портрету нашего святого. Хотя все признаки вырождения монархии в его лице налицо (сорри за каламбур).
Каким же политиком был наш страстотерпец? А никаким. В истории России были самодержцы всех мастей – от либералов до консерваторов. Все имели свою линию, все знали, ЧЕГО они добиваются, вели войны, присоединяли земли, проводили реформы. Николай ничего не хотел и ничего не понимал, он болтался как говно в проруби под сиюминутным влиянием тех или иных лиц. И лица своего не упускали. Две особо колоритные фигуры из дома Романовых – генерал-адмирал великий князь Алексей Александрович и генерал-фельдцехмейстер в.к. Сергей Александрович. Первый грабил флот, второй армию. Первый построил военно-морскую базу на песке (Либава) и неслабо нажился. Второй провернул сделку с закупкой снарядов и 9/10 выделенных из казны средств положил себе в карман. Это всего лишь маленькие эпизоды. А Николай потом пришел к в. к. Константину Николаевичу и плакал, что мол дядя мой пришел и велел строить порт в Либаве. Я знаю, что там строить ничего нельзя, но он сказал что в противном случае очень обидится!
В анкете переписи населения он написал о себе «хозяин земли русской». То есть что хочу, то и делаю, а хочу – ничего не делаю. Именно этим он и занимался – ничего не делал. Не было для нашего героя большего наказания, чем прием министров. Подумать только – целый час тоскливой болтовни! «Вот как происходило типовое мероприятие. Министр принимался царем тет-а-тет, без посторонних. Министр докладывал, царь молчал, изредка делал малозначительные замечания, но в спор никогда не вступал. Аудиенция проходила считанные минуты… Потом мог поехать кататься на велосипеде или стрелять ворон. Если доклад затягивался царь был недоволен и записывал в дневнике: «Вследствие чего (слушания доклада) опоздал к завтраку.»» (А. Широкорад, "Падение Порт-Артура")
Впрочем здесь выход был найден – балаган. Николай отождествлял себя с Алексеем Михайловичем, причем не с самим, а с вымышленным образом «тишайшего царя». Его единственной целью видимо и было тихо и спокойно прожить в жизнь в Ливадии или в Царском Селе, предаваясь любимым занятиям (см. выше). Так вот, пронюхав про увлечение царя стариной, придворные мужи подсуетились. Министр внутренних дел Сипягин переделал свой кабинет под апартаменты XVII в. и в духе этикета того времени принимал Николая. Император естественно представлял себя Алексеем Михайловичем, а Сипягина считал боярином Морозовым. Помните эпизод из «Ивана Васильевича», где немецкого посла принимали? Так вот Николай от этого недалеко ушел.
Были и другие варианты развлечься – так Маклаков пред Николаем и его женой изображал пантеру и стал премьер-министром.

@темы: история

11:48 

Питейно-историческое.

La vatnique
В русском трактире 19-го века рюмка водки стоила пять копеек. А кусок хлеба, соленый огурец и селедка прилагались к ней бесплатно.

У меня есть 5 копеек 19-го века. Я В ТРАКТИР ХОЧУ!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!))))))))))))

@темы: история, спиртное

13:37 

Военно-исторические парадоксы.

La vatnique
Перед второй мировой разрабатывалось столько теорий завоевания господства в воздухе, столько взглядов на авиационную тактику, изобреталась куча адского оружия... Советский Союз со своими ШВАКами, ШКАСами и УБСами шел впереди планеты всей а потерял более тысячи самолетов сожжеными при помощи немецких спичек и зажигалок. Не будь это так грустно, я определенно уссался бы со смеху.

@темы: история, авиация

14:37 

Псевдозаумное

La vatnique
Надысь наткнулся на передачу про архиопытного аса Т. Апакидзе, который в 2001 на Су-33 разбился. Вывел самолет на закритический угол атаки, потерял скорость и высоту и после этого 7 секунд ничего не предпринимал, потом предпринял да было уже поздно. 7 секунд даже по меркам прошневой авиации огромный срок, так что никто не понимает почему он, будучи в полном сознании и не имея склонности к самоубийству не сунул форсаж (толкнуть от себя два рычага одним движением) и не ушел вверх? На это надо секунду - две, еще за полторы секунды форсированные двигатели вытянули бы машину на безопасную высту. Вот никто до сих пор и не понимает, что случилось.
А Стругацкие поняли это еще хрен знамо когда и создали учение о Гомеостазе - недалекой но очень сурьезной природной силе, которая действуя по непонятным принципам, восстанавливает в мироздании неведомый порядок.
Вот еще два примера.
1) в ночь на 31 марта 1904 адмирал Макаров находясь на кораблях боевого охранения наблюдал как японцы минируют внешний рейд. А утром вывел на этот самый рейд эскадру. Абсолютно необъяснимо, почему самый талантливый из наших флотоводцев не распорядился протралить фарватер, и тем более не понятно почему ни один из трех десятков офицеров не напомнил ему об этом. Даже если бы никто не видел японцев в ту ночь. А дело то все просто объясняется. Россия ДОЛЖНА была проиграть в этой войне, и все к тому шло. Тут вдруг появляется Макаров и начинает ее выигрывать, нарушать предопределенный ход истории. Гомеостаз его и грохнул. Уж не знаю как именно, но результат сказался быстро - в пол-десятого утра "Петропавловск" наскочил на минную банку и Макарова не стало. А вместе с ним еще 600 человек.
2) Еще один труднообъяснимый случай, характеризуется впрочем победой человека над Гомеостазом)
31 мая 1916 года произошло то, чего ждал весь мир - в открытом бою встретились флоты Англии и Германии, чтобы решить исход Великой войны. Немцы были значительно слабее и числом кораблей, и калибром пушек, поэтому участь их не вызывала сомнений. А в интересах Гомеостаза, как я подозреваю было как раз скорейшее окончание войны победой антанты. Однако сначала его уделал адмирал Хиппер (за что получил приставку фон- к фамилии). 5 его линейных крейсеров нанесли сокрушительное поражение шести линейным крейсерам Битти, которым не сумели помочь пять новейших быстроходных линкоров Эван-Томаса. Немецкие артилолеристы проявили несвойственный этой нации творческий подход, радикальным методом УДВОИВ скорострельность своих орудий и показали что значит уметь стрелять - два удачных снаряда и Куин Мери с Индефитигеблом разлелетелись буквально в пыль от детонации погребов. Мгновенно погибло 2500 человек. Англичани впрочем не смутились, и, с помощью Гомеостаза заманили главные силы немецкого флота на главные силы своего. Тут бы Шееру и крышка (19 линкоров против 27), но он сумел обхитрить судьбу гениальным маневром - немецкий флот дружно отвернул и растаял в тумане. Тут бы ему уйти подальше в море, дождаться ночи и с чистой совестью прорыватся домой, но он делает необъяснимый шаг - поворачивает всю эскадру на обратный курс и снова кидается на стену британских кораблей. Гомеостаз затуманил его разум. (Кстати впоследствии объясить этого деяния он так и не сумел).
Увидев во что вляпался, Шеер стряхнул с себя узы Гомеостаза и начал судороно выкручиваться, причем не самыми ортодоксальными методами. Он поднял Хипперу сигнал "Сблизиться и таранить". Решил пожертвовать малым чтобы спасти болшое.
Хиппер в тот момент где-то потерялся и приказ выполнил фон Хартог на "Дерфлингере" - Ей богу, душераздирающее зрелище: 5 линейных крейсеров полным ходом ринулись таранить 27 линкоров.
Вершина героизма! К счастью Шеер вывел флот из под удара раньше чем они успели получить повреждения несовместимые с жизнью. В общем несмотря на все усилия Гомеостаза, линейный флот немцев вышел из боя без потерь, а англичанам досталось на орехи - Дерфлингер между делом разнес в щепки третий лиинейный крейсер англичан - Инвизибл.

Так что, как говориться No Fate. I`ll be back. Hasta la vista, baby!

@темы: авиация, история, умозаключения, флот

Кочегарка на броненосце

главная